bookmatejournal

Category:

Пелевин про ЦРУ, мертвецов и демократию в России

К выходу новой книги Виктора Пелевина. Десять лучших произведений автора

В августе выйдет новая (и довольно загадочная) книга Виктора Пелевина: называется «Искусство легких касаний», но жанр и содержание пока держат в строжайшем секрете. Bookmate Journal взял на себя смелость и отобрал десять лучших произведений автора, который — всем нам на радость — пишет уже тридцать лет.

Про героев советского космоса

«Омон Ра» — триллер-пародия на воспитательные произведения XX века; книга, сделавшая молодого автора знаменитостью

Жестокая повесть о том, как студенты летного училища имени Маресьева готовились к полету на Луну — и чем он на самом деле оказался. Дебют Пелевина состоялся в 1989-м (рассказ «Колдун Игнат и люди»), но именно эта вещь принесла ему первую славу.

«В раннем детстве (как, быть может, и после смерти) человек идет сразу во все стороны, поэтому можно считать, что его еще нет; личность возникает позже, когда появляется привязанность к какому-то одному направлению».

Про перспективы демократии в России

«Джон Фаулз и трагедия русского либерализма»

Программное эссе, написанное по итогам гайдаровских реформ — с отсылками к «Коллекционеру» Джона Фаулза и чеховскому «Вишневому саду». Обличая мелкобуржуазность нового среднего класса, автор — еще в 1993 году — констатирует: свобода не сводится к выбору электроприборов.





 «Совок — вовсе не советский или постсоветский феномен. Это попросту человек, который не принимает борьбу за деньги или социальный статус как цель жизни».

Про детство, умного попугая и страшилки о мертвецах

Лучшие пелевинские рассказы

Пелевин не писал короткую прозу с 2010 года; этот сборник — напоминание о том, насколько он велик в малой форме. Хотим еще!








«Грузовики, без конца шедшие мимо, производили такое гнетущее впечатление, что было даже неясно — чья же тупая и жестокая воля организует перемещение этих заляпанных мазутом страшилищ сквозь серый ноябрьский туман, накрывший весь город. Не очень верилось, что этим занимаются люди».

Про дзен-буддизм и Гражданскую войну

«Чапаев и пустота» — первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте

Один из главных бестселлеров 90-х — реинтерпретация мифов о комдиве Чапаеве и Петьке, увязанная с современными поп-культурными символами. Пелевин сыплет афоризмами, феерично растолковывает буддийские понятия на блатном жаргоне и, по сути, создает новую русскую интеллигентскую литературу: бодрую, зубастую, с оглядкой на лучшие западные образцы.

«Если история нас чему-нибудь учит, так это тому, что все, пытавшиеся обустроить Россию, кончали тем, что она обустраивала их».

Про мир как иллюзию

«Generation „П“» — глубокая эзотерика, блестящее надругательство над рекламой, политический памфлет и философская фантастика

Бесконечная печальная история о том, как литературные мальчики стали расчетливыми маркетологами и политтехнологами, задурив с помощью медиа головы 140 миллионам человек. Пелевин идет в массы — и выигрывает: каждую его следующую книгу будут ждать как откровения.



«Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России».

Про оборотней в погонах и без

«Священная книга оборотня» — мемуары девушки с неприличным именем; самые точные слова о первой половине 2000-х

Лиса-интеллектуалка влюбляется в волка — генерал-лейтенанта ФСБ. Одновременно парафраз отношений писателя П. и политика П. (то есть художника и власти) и, возможно, лучшая книга, написанная Пелевиным за последние двадцать лет: баланс памфлета и высокой прозы соблюден практически безупречно.



«Никаких философских проблем нет, есть только анфилада лингвистических тупиков, вызванных неспособностью языка отразить Истину».

Про гламур и дискурс

«Empire V» — как вампиры управляют миром с помощью постмодернизма

Своеобразное продолжение «Generation П» и еще одна история об утрате иллюзий: герой-рассказчик Рама получает «реальный шанс войти в элиту» — и узнает, как все устроено. Фанаты который год ждут экранизацию: одну из главных ролей должен сыграть Оксимирон.





«Когда человека долго кормят рекламой, экспертизой и событиями дня, у него возникает желание самому побыть брендом, экспертом и новостью. Вот для этого и существуют отхожие места духа, то есть интернет-блоги».

И еще три гениальных книги
Виктора Пелевина

Фрагмент афиши фильма «Generation П» (2011). Реж.: Виктор Гинзбур
Фрагмент афиши фильма «Generation П» (2011). Реж.: Виктор Гинзбур


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: Литература.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Ее убрали потому что Уркаина слишком напоминает современную Украину со всеми подробностями про с медиа президента, верхнее управление и главное нескончаемая битва самих с собой до полного уничтожения.
Кстати, касаемо попыток экранизации его произведений, неблагодарный труд, Каким бы гениальным не был режиссер ( а на мой взгляд безумным) , книга всегда будет лучше и тоньше.
все его экранизации - дерьмо собачье.

Пока на "20 век Фокс" или типа того не займутся этим делом "пиндосы", нормального фильма по Пелевину не будет.
но у пиндосов и так полно своего материала, качественнного...
Надеюсь , что следующую книгу хоть можно будет читать , материала много , может слепит чего -нибудь долгожданное .

valterboot1

July 30 2019, 19:22:29 UTC

Шлем ужаса где ? ,этим произведением я проникся, его все произведения имеют оч крутые посылы,каждый правда трактует их по своему,но каждому так сказать по уму своему.
Жизнь — это как падение с крыши. Можешь остановиться? Нет. Можешь вернуться назад? Нет. Можешь полететь в сторону? Только в рекламе трусов для прыжка с крыши. Свобода воли заключается только в том, что ты можешь выбрать — пернуть в полете или дотерпеть до земли. Вот по этому поводу все философы и спорят.
Снафф же. Лучшая его вещь.
Боги и механизмы.
Последние его романы - когда писателю нечего сказать читателю, а жить как-то надо, и с издателем договор - вот и получается то, что у Пелевина с его последними романами.
Но, все-равно, ждём новую книгу. Читать-то больше некого.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →