bookmatejournal

Category:

Как издательства не хотели публиковать книги Хемингуэя, Оруэлла и других великих писателей

Десятки возвращенных рукописей, обидные отзывы и необходимость печатать книги на свои деньги — вот с чем сталкивались многие знаменитые писатели. Рассказываем об авторах, чьи произведения стали известными вопреки скепсису издательств и литературных агентов.

Иллюстрация: Joey Guidone / boredpanda.com
Иллюстрация: Joey Guidone / boredpanda.com

Эрнест Хемингуэй, «Фиеста (И восходит солнце)» (1926)

«Я отношусь с недоверием ко всем откровенным и чистосердечным людям, в особенности когда их рассказы о себе правдоподобны» Эрнест Хемингуэй «Фиеста (И восходит солнце)»
«Я отношусь с недоверием ко всем откровенным и чистосердечным людям, в особенности когда их рассказы о себе правдоподобны» Эрнест Хемингуэй «Фиеста (И восходит солнце)»

Чтобы выпустить этот полуавтобиографический роман, Эрнест Хемингуэй намеренно испортил отношения с издательством Boni & Liveright, которое, по его мнению, недостаточно хорошо рекламировало его первый сборник рассказов. Для этого он написал едкую сатиру на их самого популярного автора — Шервуда Андерсона, и оскорбленные владельцы Boni & Liveright разорвали контракт, после чего Хемингуэй спокойно перебрался в более подходящее для себя место — издательство Scribner’s.

Джордж Оруэлл, «Скотный двор» (1945)

Джордж Оруэлл долгое время не мог найти своего издателя для романа «Скотный двор». Фото: Оруэлл в своей квартире в Кэнонбери в 1945 году / Vernon Richards / University College London Archives
Джордж Оруэлл долгое время не мог найти своего издателя для романа «Скотный двор». Фото: Оруэлл в своей квартире в Кэнонбери в 1945 году / Vernon Richards / University College London Archives
«Ни одно животное в Англии не является свободным! Жизнь животного – это ничто иное, как несчастье и рабство» Джордж Оруэлл «Cкотный двор»
«Ни одно животное в Англии не является свободным! Жизнь животного – это ничто иное, как несчастье и рабство» Джордж Оруэлл «Cкотный двор»

Любопытно, что один из двух знаменитых романов Джорджа Оруэлла, с которыми сейчас так любят сравнивать текущую политическую ситуацию, долгое время не мог найти своего издателя: одни боялись, что это негативно повлияет на отношения с Советским Союзом, другие посчитали, что в тексте нужно было проявить больше симпатии к троцкистам. Такого же мнения, кстати, придерживался и поэт Т. С. Элиот.






Луиза Мэй Олкотт, «Маленькие женщины» (1868)

«Это несправедливо, когда у некоторых девочек так много всяких красивых вещей, а у других совсем ничего» Луиза Мэй Олкотт «Маленькие женщины»
«Это несправедливо, когда у некоторых девочек так много всяких красивых вещей, а у других совсем ничего» Луиза Мэй Олкотт «Маленькие женщины»

Прочитав первые главы книги о сестрах Марч, Томас Найлз — издатель Луизы Олкотт — посчитал их скучными, и писательница с ним согласилась. К счастью, рукопись попала в руки племянницы Олкотт, которой текст очень понравился, и тогда издатель все же решил выпустить роман. И если Олкотт и Найлз удивились сенсационному успеху книги сразу после ее выхода, трудно даже представить себе, что бы они сказали, узнав об огромном количестве будущих переизданий и экранизаций «Маленьких женщин».





Марсель Пруст, «В поисках утраченного времени» (1913–1927)

Отчаявшись найти желающих опубликовать 1500-страничный том целиком, Марсель Пруст стал издавать книгу за свой счет. Фото: Эвиан / 1905 год / Proust-Ink
Отчаявшись найти желающих опубликовать 1500-страничный том целиком, Марсель Пруст стал издавать книгу за свой счет. Фото: Эвиан / 1905 год / Proust-Ink
«Я слегка прикасался щеками к ласковым щекам подушки, таким же свежим и пухлым, как щеки нашего детства» Марсель Пруст «По направлению к Свану»
«Я слегка прикасался щеками к ласковым щекам подушки, таким же свежим и пухлым, как щеки нашего детства» Марсель Пруст «По направлению к Свану»

Гигантский размер и необычное содержание знаменитого романа Марселя Пруста вызывали у издателей смешанную реакцию: кто-то спустя 700 страниц так и не мог понять, о чем книга, кто-то недоумевал, зачем 30 страниц описывать, как герой ворочается в постели. Отчаявшись найти желающих опубликовать 1500-страничный том целиком, Пруст стал издавать книгу за свой счет и по частям — в результате литературное сообщество изменило свое мнение, а писатель Андре Жид даже извинился перед автором за негативный отзыв.




«Чайки по имени Джонатан Ливингстон не было в толпе. Он тренировался — вдали от остальных, один, высоко над лодкой и берегом» Ричард Бах «Чайка Джонатан Ливингстон»
«Чайки по имени Джонатан Ливингстон не было в толпе. Он тренировался — вдали от остальных, один, высоко над лодкой и берегом» Ричард Бах «Чайка Джонатан Ливингстон»

Ричард Бах, «Чайка Джонатан Ливингстон» (1972)

Прежде чем разойтись тиражом более миллиона экземпляров всего лишь за год с момента публикации, философско-позитивная притча бывшего летчика Ричарда Баха была отвергнута множеством издательств. Успех книги, впрочем, было тяжело и предсказать, и объяснить: кинокритик Роджер Эберт, например, отметил, что она «настолько банальная, что подойдет только взрослым: дети увидят ее насквозь».



Айн Рэнд, «Источник» (1943)

Айн Рэнд получила 12 отказов подряд до того, как смогла опубликовать роман «Источник». Фото: Allyn Baum / The New York Times
Айн Рэнд получила 12 отказов подряд до того, как смогла опубликовать роман «Источник». Фото: Allyn Baum / The New York Times
«Вспомните о практической стороне профессии архитектора. Архитектор не существует сам по себе, он только маленькая часть большого социального целого» Айн Рэнд «Источник»
«Вспомните о практической стороне профессии архитектора. Архитектор не существует сам по себе, он только маленькая часть большого социального целого» Айн Рэнд «Источник»

Поначалу издатели сочли роман «Источник» излишне длинным и претенциозным, Айн Рэнд получила 12 отказов подряд и даже уволила своего агента, раскритиковавшего книгу. Но одно издательство решило рискнуть после того, как спросило мнение внутренних рецензентов: первый посчитал, что книга ужасная, а второй — что книга ужасная, но хорошо разойдется.

Кэтрин Стокетт, «Прислуга» (2009)

«За свою жизнь уже семнадцать деток вынянчила. И отродясь я не видала ребенка, который орал бы, как Мэй Мобли Лифолт» Кэтрин Стокетт «Прислуга»
«За свою жизнь уже семнадцать деток вынянчила. И отродясь я не видала ребенка, который орал бы, как Мэй Мобли Лифолт» Кэтрин Стокетт «Прислуга»

Кэтрин Стокетт — одна из рекордсменок по количеству отказов: 60 литературных агентов вернули ее рукопись, прежде чем ей удалось заключить контракт с издательством. Но одна агентка все же оценила роман о трех американках в 1960-е: двух чернокожих женщинах, работающих прислугой в богатых домах, и белой девушке с писательскими амбициями и желанием побороться с расовой дискриминацией. Вскоре книга стала бестселлером в Америке, а после ее перевели еще на 35 языков.



Больше историй издания книг — на Bookmate Journal

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened