bookmatejournal

Category:

Немного о похмелье. Рассказывают ресторатор, дегустатор, трудоголики и алкоголики

В издательстве Individuum вышло исследование канадского журналиста Шонесси Бишопа-Столла «Похмелье. Головокружительная охота за лекарством от болезни, в которой виноваты мы сами». Мы собрали экспертов, чтобы обсудить книгу и поделиться личным опытом: как пробовать 100 вин в день и чувствовать себя хорошо, что лучше всего есть с утра и существует ли идеальный похмельный рецепт. Публикуем текстовую версию разговора, который произошел в Clubhouse Букмейта.

Книга «Похмелье. Головокружительная охота за лекарством от болезни, в которой виноваты мы сами». Фото: Фото: книжный магазин «Перемен» в Новосибирске
Книга «Похмелье. Головокружительная охота за лекарством от болезни, в которой виноваты мы сами». Фото: Фото: книжный магазин «Перемен» в Новосибирске

Действующие лица: 

Петр Кулешов — ведущий интеллектуальной телевикторины «Своя игра» и YouTube-шоу VodkaMe.

Антон Обрезчиков — винный эксперт.

Иван Глушков — создатель гастрономического канала «Соль», декан лектория Novikov School.

Никита Смирнов — редактор книги Шонесси Бишоп-Столла «Похмелье».

Иван Шишкин — кулинарный директор Odesa Food Market и автор книги «Под фартуком. Бессистемное руководство повара с рецептами и эскизами татуировок».

Георгий Слугин — PR Букмейта. 

Канадский журналист все время пьет и пробует на себе всякие средства от похмелья. Шонесси Бишоп-Столл «Похмелье. Головокружительная охота за лекарством от болезни, в которой виноваты мы сами»
Канадский журналист все время пьет и пробует на себе всякие средства от похмелья. Шонесси Бишоп-Столл «Похмелье. Головокружительная охота за лекарством от болезни, в которой виноваты мы сами»

Головокружительная охота 

Никита Смирнов: Первое, что делает Шонесси Бишоп-Столл, — честно признается, что он вообще-то довольно бедный автор и неудачник и что у него не было денег на полноценные исследования. Поэтому он взял подработку в качестве журналиста-фрилансера и отправился в пресс-тур по Вегасу, где за несколько вечеров должен был испробовать разные способы необычно провести время. То есть помимо казино. Например, взлететь и спикировать на военном истребителе. Или прыгнуть на веревке с самой высокой башни в Вегасе — вот такого рода развлечения. Он решил, что среди прочего это будут очень хорошие средства быстро привести себя в порядок после того, что было накануне. 

Георгий Слугин: А есть ли у него в книге какой-то рецепт, который каждый из нас может применить?

Никита Смирнов: Шонесси Бишоп-Столл действительно приводит собственный, совершенно честный рецепт средства от похмелья. И под этим я подразумеваю не какой-нибудь добрый совет или название готового лекарства — он совершенно конкретно, с четким набором ингредиентов и в пропорциях приводит рецепт того снадобья, которое сам наловчился себе изготавливать. Собственно, книга — это долгий и довольно-таки болезненный путь к этому рецепту.

Иван Глушков: У меня было ощущение дилеммы, которая стояла перед автором: все-таки рассказать историю про себя или сделать полезный дайджест для читателей. И вот он как-то завис между этими двумя состояниями. В какие-то моменты нужно было больше конкретики: я выпил вот это и вот это, по 20 грамм того, сего, мне помогло или не помогло, а он вместо этого пускается в какие-то рассуждения: вот, значит, я в Вегасе, солнце садится…

Георгий Слугин: Такая гонзо-журналистика.

Иван Глушков: И наоборот: в те моменты, когда ты хочешь каких-то максимально подробных описаний его мучений, он с этого быстро соскакивает, получается немножко сумбурно. Я, честно говоря, подумал: вот было бы классно, если бы Чарльз Буковски написал такую книгу. Вот это был бы шедевр. Расходилась бы по тысяче томов в секунду.

Трудоголик или алкоголик?

Георгий Слугин: Шонесси Бишоп-Столл называет такие симптомы похмелья: слабость, неуклюжесть, головокружение, апатия, потоотделение, дрожь, спутанность сознания, боль в желудке, тошнота, проблемы с концентрацией и так далее. Трудоголикам после тяжелого дня знакомы и проблемы с концентрацией, и раздражительность, и даже, может быть, тошнота. То есть отчасти это психологическое состояние, оно необязательно связано с физиологией.

Иван Шишкин: Я думаю, это два явления, которые связаны между собой внешне, но не физиологически. Когда вы нагружаете свой организм алкоголем, вы получаете токсический синдром. А когда устаете, механизм возникновения всех этих ощущений несколько иной. Это все равно что сказать, что головная боль имеет одинаковую природу — и от высокого давления, и от того, что тебя ударили по башке. На самом деле многие проблемы проявляются похоже, но имеют разный генезис.

С другой стороны, состояние, когда человек в похмелье, — оно же многими людьми любимо. Некоторые немножко гордятся этим: «У меня вчера такое было похмелье!» То есть эти муки, может быть, не всегда нужно лечить — возможно, это необходимая часть всего комплекта. Я вот, например, думаю, что я алкоголик, я очень люблю выпивать.

Было время, когда я выпивал практически ежедневно. И у меня не было сдерживающего фактора, потому что у меня не было похмелья — я мог выпивать и выпивать. Только считая дозы, можно было как-то зафиксировать свое состояние и вовремя прекратить.

Георгий Слугин: То есть вы, Иван, никогда не похмелялись с утра?

Иван Шишкин: Нет, я никогда не похмелялся. Потому что я глубоко убежден, что если человеку нужно похмеляться, то он законченный алкоголик и ему надо срочно лечиться.

Иван Глушков: Алкоголик — это человек, которому нужна медицинская помощь. Мне нравится термин «пьяница», я его, в принципе, не стесняюсь. Еще слово «выпивоха» хорошее. Я люблю вкус напитков. Вкус вина, вкус пива. Если коктейлей, то легких, питких, как говорят в крымских дегустационных залах. Я не люблю пьяное состояние, кому-то оно, наоборот, нравится, для кого-то важно полное раскрепощение, когда ты вообще наедине с космосом находишься. Нет, мне важно себя контролировать. Кто-то дегустирует еду, кто-то дегустирует алкоголь, а мне кажется, это все можно совмещать.

«Самые умные из винных людей начинают с пива»

Георгий Слугин: Тут я хочу спросить у Антона Обрезчикова, нашего винного эксперта, который, знаю, похмеляется и даже рекомендовал после вина с утра выпить пива. Было такое?

Антон Обрезчиков: Было, да, конечно. Здесь дело не совсем в похмелье, скорее, в психофизическом состоянии. Дегустация вина связана с переизбытком кислоты в организме, и ее рано или поздно приходится как-то гасить. Пиво для этого прекрасно подходит. Обычно это выглядит так: ты приезжаешь на винную выставку, где тысячи людей ходят и что-то пробуют. Потом они все устают и идут перебиваться пивом, а потом дальше пробуют вино. Самые умные из винных людей начинают с пива, таким образом создают себе некую подушку безопасности. Но опять-таки речь здесь скорее о переизбытке кислоты, чем о похмелье как таковом.

Антон Обрезчиков. Фото из личного архива
Антон Обрезчиков. Фото из личного архива

Иван Шишкин: Я думаю, что есть еще один фактор, потому что пиво — это такой коктейль: там куча углеводов, какие-то растворенные белки. И этот питательный напиток помогает человеку после того, как он хорошо нагрузился, довольно быстро и легко восстановить силы. Я хотел спросить, в связи с этим: вот винные дегустаторы, у них есть такая манера — плевать, правильно?

Антон Обрезчиков: Ну да, конечно.

Иван Шишкин: Они ходят с крошуаром и плюют туда. Крошуар — это то, куда плюют. Я никогда себе не позволял плевать вином — мне было жалко его, я его всегда глотал, и профессиональные дегустаторы смотрели на меня как на дикаря, что, в общем, справедливо. Я хотел спросить: если во время дегустации плевать, то какая доза получается? После этого можно заболеть?

Антон Обрезчиков: В принципе, можно. Вопрос в количестве вин, которые тебе нужно попробовать за определенный период. А оно может быть довольно большим. То есть опять-таки пиво в этом смысле идеально освежает. Потому что, даже если ты все сплевываешь, но тебе нужно попробовать условно 100 вин за день, понятно, что что-то наберется. 

Георгий Слугин: Антон, а ты никогда не жалел, что связал свою профессиональную деятельность с алкоголем?

Антон Обрезчиков:

В какой-то момент мне показалось, что мир алкоголя — гораздо более захватывающее приключение, чем гастрономия. Потому что там бесконечный бэкграунд — всего не выпьешь. Ты можешь бесконечно что-то пробовать.

Георгий Слугин: Но всего и не съешь. Тут мы тебе можем возразить с Иваном Глушковым.

Антон Обрезчиков: Ну, симптоматически одно съеденное похоже на другое. С алкоголем гораздо сложнее.

Иван Глушков: Я соглашусь. Потому что ты можешь съесть конечное количество еды — допустим, килограмм. А выпить можно, мне кажется, бесконечное количество алкоголя. И твое состояние будет динамично меняться.

Иван Шишкин: Мне кажется, это гораздо интереснее, чем пробовать еду.

Иван Шишкин. Фото из личного архива
Иван Шишкин. Фото из личного архива

Лучшая похмельная еда

Георгий Слугин: Вы когда-нибудь вводили похмельные блюда или напитки в меню заведений, с которыми работали?

Иван Шишкин: У нас был в свое время похмельный супчик. Так прямо было написано в меню: похмельный супчик с фрикадельками. И я испытывал легкую неловкость в связи с этим, поскольку у меня не бывает похмелья, а другие с похмелья его ели и говорили, что вроде нормально. Но я при этом понимал, что это на самом деле не лечение похмелья, мы просто смягчили один из симптомов — симптом раздраженной слизистой. Давали питательные вещества — легкорастворимые, легкодоступные для тела. Мы просто делали людям чуть легче, скажем так. Но я уверен, что после того, как они покидали нас с этим супчиком, спустя какое-то время их накрывало обратно.

Георгий Слугин: Иван Глушков, хотел у вас спросить, вот вы, как лучший гастрономический журналист, как считаете, существуют ли такие блюда, которые дают антипохмельный эффект?

Иван Глушков: Очень важно, где ты находишься и какой там воздух. Мое последнее сильное похмелье случилось в эти новогодние праздники в Ялте. И там местный воздух, плюс бутылочка минеральной воды, плюс совсем коротенькая прогулка — и все, я уже прямо оживал. Когда я там дошел до места, где можно было поесть — совершенно любой еды, я не искал специально чего-то похмельного, каких-то жирных супов и так далее, — и все, и я прямо был огурцом. В Москве со мной ничего подобного бы не случилось.

Из своего опыта могу сказать, что самая лучшая еда — корейская. Она помогает. Видимо, там какое-то правильное сочетание остроты, кислоты, белков, жиров и углеводов — прямо приводит в чувство. Все вот эти их супы с кимчи. 

Никита Смирнов: В книге есть такое любопытное место, где приводится практически полностью текст и иллюстрации к чужой антипохмельной брошюре. Брошюра рассказывает о том, как с похмельем традиционно сражаются в разных странах, в том числе в тех, в которых сам Бишоп-Столл не смог побывать, включая Россию. В России, правда, по мнению автора этой брошюры, совсем обходятся без еды, но среди прочего фигурирует измельченный чеснок в красном вине, маринованные овечьи глаза, совиные яйца и смолотые клювы ласточек.

Георгий Слугин: Ну да, все то, что можно купить в ближайшем магазине.

Никита Смирнов: Да, чтобы далеко не ходить.

Никита Смирнов. Фото из личного архива
Никита Смирнов. Фото из личного архива

Почему на природе нет такого мучительного похмелья

Георгий Слугин: Шонесси Бишоп-Столл в книге проводит исследование, как похмелье воспринимали в разные эпохи. И там есть момент про то, что, возможно, раньше похмелья было меньше, потому что воздух был чище, как в Ялте. А в мегаполисах с воздухом беда. Мне вот интересно мнение всех про это, потому что я тоже замечал за собой, что на природе, за городом я действительно не испытываю похмелья. И вот эта известная поговорка, что вино, открытое в центре города в Москве и на Лазурном Берегу, имеет разный вкус. Как вы считаете, экология больших городов влияет на то, что мы чаще сталкиваемся с похмельем, или это все-таки возраст?

Петр Кулешов: Чистота воздуха безусловно влияет. Я знавал одного мужика, он был психиатр и заведовал тем, что сейчас назвали бы рехабом. Он был пьяницей и, приходя с утра на работу, набирал себе коктейль в шприц, вызывал медсестру, и она ему делала внутривенную инъекцию. У него была возможность с похмелья ложиться в барокамеру. И это его просто ставило на ноги. Что касается выпивания где-нибудь, все же с этим сталкивались — выпиваешь, например, в Приэльбрусье, где угодно на природе — и значительно легче переносится похмелье.

Это два разных процесса: похмелье в мегаполисе и похмелье на чистом воздухе.
Петр Кулешов. Фото из личного архива
Петр Кулешов. Фото из личного архива

Георгий Слугин: Антон, ты же много путешествуешь и в разных местах проводишь дегустации. Скажи, это действительно так? Чем меньше город и лучше природа, тем все проходит легче и безболезненнее?

Антон Обрезчиков: С одной стороны, да, с другой стороны, все мои путешествия связаны опять-таки с дегустацией. И это немножко другая история, потому что тебе нужно объехать по четыре-пять виноделен за день, и везде ты пробуешь. То есть утром встаешь в семь, едешь на винодельню, потом тебя грузят в автобус, ты едешь на другую винодельню, потом обед, потом еще две или три винодельни и вечером ужин с виноделами. И так неделю. Не могу сказать про воздух в этом смысле ничего.

Никита Смирнов: Мой опыт как раз скорее об обратном говорил. Я вспоминаю, как однажды приехал на кинофестиваль, который проводился под Москвой. Сосновый бор, снег лежит по колено. В первый день фестиваля, разумеется, все выпили. И как-то так я выпил по-городски, и на следующий день мне было очень плохо, не помогал ни воздух, ни снежок, ни возможность выйти прогуляться — для меня тогда возможности выйти, кажется, даже и не было первые несколько часов. Поэтому не знаю, мой опыт как раз какой-то разницы не выявил.

О лучшем антипохмельном средстве читайте в продолжении на Bookmate Journal

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened