bookmatejournal

Category:

Лучшие ЛГБТ+ книги 2020 года

Специально для Bookmate Journal Константин Кропоткин, автор проекта о кино и литературе «#содомиумора», составил список главных квир-книг, вышедших на русском языке в 2020 году.

Фото: Shingi Rice. Источник: unsplash.com
Фото: Shingi Rice. Источник: unsplash.com

Кэти Акер и Маккензи Уорк «Я очень тебя хочу. Переписка 1995–1996»

«Близость наших тел, интеллектуальная и духовная близость: это так мимолетно, так неповторимо. Я думаю, мы — одиночки, каждый идет своей дорогой, но на малый отрезок времени мы были неповторимы вместе» Кэти Акер, Маккензи Уорк «Я очень тебя хочу. Переписка 1995–1996»
«Близость наших тел, интеллектуальная и духовная близость: это так мимолетно, так неповторимо. Я думаю, мы — одиночки, каждый идет своей дорогой, но на малый отрезок времени мы были неповторимы вместе» Кэти Акер, Маккензи Уорк «Я очень тебя хочу. Переписка 1995–1996»

Кэти Акер и Маккензи Уорк, свободные художники, интеллектуалы, квир-люди, познакомились в 1995-м и две недели исступленно переписывались. Их мейлы можно читать как философский трактат, но куда увлекательней выглядывать любовный сюжет в избытке строчных букв, в именах и датах, сведениях по гендерной теории, медиакритике и авангардному самовыражению. А главное тут — страсть, с какой Кэти Акер обращается к молодому любовнику, в ту пору определявшему себя как квир-мужчину. Она ощущается лебединой песней человека, осознающего конечность жизни — прежде всего, жизни чувств.



Бекки Алберталли и Адам Сильвера «Что, если это мы»

«Вот как в действительности работает мироздание: сперва бьет кастетом по сердцу, а потом сразу же по самолюбию» Бекки Алберталли, Адам Сильвера «Что, если это мы. Эпизод первый. Главы 1, 2»
«Вот как в действительности работает мироздание: сперва бьет кастетом по сердцу, а потом сразу же по самолюбию» Бекки Алберталли, Адам Сильвера «Что, если это мы. Эпизод первый. Главы 1, 2»

Трогательная история любви двух юных геев в современном Нью-Йорке: Артур и Бен влюбляются, ссорятся, мирятся, и ни у кого, включая родителей, нет ни малейших возражений — парни сами должны разбираться друг с другом. Исполненный в четыре руки young-adult-роман показывает квир-чувство безо всяких указаний на эксклюзивность. Это не пересказ реальности, а ее моделирование по рецептам новой этики повышенной человечности. Вы находитесь в мире, где никто никому не желает зла. Упоительная иллюзия. 




Филипп Бессон «Хватит врать»

«Человек может затмевать всех остальных одним фактом своего присутствия, от которого у нас перехватывает дыхание» Филипп Бессон «Хватит врать»
«Человек может затмевать всех остальных одним фактом своего присутствия, от которого у нас перехватывает дыхание» Филипп Бессон «Хватит врать»

Биографический гей-роман о первой любви в последнем классе школы. Филипп Бессон выводит на чистую воду не только себя, публичную фигуру парижского истеблишмента, но и самое чувство, которое часто сопровождает квир-человека: оставленность, отчужденность. Вот Филипп и Тома, двое счастливо-несчастливо влюбленных, от которых болит сердце. Приготовьте платочки. 






Анатолий Вишевский «Хрупкие фантазии обербоссиерера Лойса»

«По одежде и повадкам уверенного в себе красавца казалось, что не он следует за модой, а она за ним» Анатолий Вишевский «Хрупкие фантазии обербоссиерера Лойса»
«По одежде и повадкам уверенного в себе красавца казалось, что не он следует за модой, а она за ним» Анатолий Вишевский «Хрупкие фантазии обербоссиерера Лойса»

Встретив на рынке, как в сказке, прекрасного Андреаса, немолодой формовщик фарфора в Германии XVIII века обретает не только объект любви, но и источник вдохновения. «Хрупкие фантазии» Анатолия Вишевского, профессора-слависта из Украины, работающего в США, обретают плоть там, где «запах крови смешивался с запахом человеческих и звериных испражнений». Сублимация квир-чувства в изящном флаконе романа, написанного по-русски, но с космополитической широтой.




 

Эндрю Шон Грир «Лишь»

«Жизнь его так ничему и не научила; он так и не облекся в броню шутливости, которая была на всех гостях, смеявшихся кто над чем; так и ходил без кожи» Эндрю Шон Грир «Лишь»
«Жизнь его так ничему и не научила; он так и не облекся в броню шутливости, которая была на всех гостях, смеявшихся кто над чем; так и ходил без кожи» Эндрю Шон Грир «Лишь»

Один из самых оригинальных любовных гимнов, которые в последние годы породила англоязычная ЛГБТК-литература. Книга-лауреат Пулитцеровской премии успешно притворяется авантюрным тревелогом, водя нелепого писателя-гея причудливым маршрутом по городам и весям. Кто наблюдает за ним с такой симпатией? Кто мысленно следует за героем то в Мексику, то в Германию, то в Италию, то в Японию? Кого же встретит в финале трогательный Лишь?! Остается умиляться и чувствовать счастливые мурашки.




 

Больше книг — в продолжении списка на Bookmate Journal

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened