bookmatejournal

Category:

Как литературные герои справлялись с изоляцией: от Робинзона Крузо до Чука и Гека

Необитаемый остров, тюрьма, открытый океан, пустой дом, резервация и заброшенный отель — вспомнили книжных героев, которые оказались в вынужденной изоляции, и выяснили, как они с ней справились.

«Граф Монте-Кристо». Иллюстрация: Davide Bonazzi. Источник: theispot.com/artist/dbonazzi
«Граф Монте-Кристо». Иллюстрация: Davide Bonazzi. Источник: theispot.com/artist/dbonazzi

Труд и отдых на природе как путь к гармонии

Дефо пришлось пройти через многие испытания, и в своем романе он дает нам урок житейской мудрости, стойкости и оптимизма

Даниэль Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо»
Даниэль Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо»

В полном названии романа, собственно, заключен его краткий пересказ: «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб; с изложением его неожиданного освобождения пиратами, написанные им самим».

В детстве для нас это была книга про ловкого и умелого моряка, который смог выжить в полном одиночестве и успешно организовать сельское хозяйство. Сам же Дефо вкладывал в нее более сложную идею — о том, как человек совершенствуется нравственно вдали от искушений цивилизации, наедине с природой и Богом (эту линию советская цензура постаралась сгладить, а то и вовсе убрать).

Кстати, прототип Крузо, Александр Селькирк, провел на необитаемом острове всего четыре года и новым человеком при этом не стал. Мало того, современные специалисты склоняются к мысли, что столь длительное, как у Крузо, одиночество ничем хорошим для психики не заканчивается.

Но сам Дефо считал свой роман аллегорией. А значит, никто не мешает нам заняться земледелием и самосовершенствованием у себя на даче, пусть без каннибалов, коз и Пятницы.

«Нужно было видеть, с какой королевской пышностью я обедал один, окруженный моими придворными. Только Попке, как любимцу, разрешалось разговаривать со мной. Собака, которая давно уже одряхлела, садилась всегда по правую руку своего властелина, а слева садились кошки, ожидая подачки из моих собственных рук. Такая подачка считалась знаком особой королевской милости».

Чтение книг и изучение языков как способ отомстить

Сюжет «Графа Монте-Кристо» был почерпнут Александром Дюма из архивов парижской полиции

Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»
Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»

Еще одна всемирно известная история про человека в изоляции. О нравственном совершенствовании здесь говорить не приходится — попавший в тюрьму по навету соперника Эдмон Дантес знает лишь одну пламенную страсть, имя которой — месть. Но наш герой делает упор на интеллектуальное развитие — благодаря своему наставнику аббату Фариа юноша постигает всевозможные науки, овладевает иностранными языками и является обидчикам в образе эксцентричного и образованного графа. Не самый плохой итог 14 лет заключения. Страшно представить, чего бы достиг Эдмон, будь у него мобильный интернет!

«Дантес обладал удивительной памятью и необыкновенной понятливостью; математический склад его ума помогал ему усваивать все путем исчисления, а романтизм моряка смягчал чрезмерную прозаичность доказательств, сводящихся к сухим цифрам и прямым линиям; кроме того, он уже знал итальянский язык и отчасти новогреческий, которому научился во время своих путешествий на Восток. При помощи этих двух языков он скоро понял строй остальных и через полгода начал уже говорить по-испански, по-английски и по-немецки. Потому ли, что наука доставляла ему развлечение, заменявшее свободу, потому ли, что он, как мы убедились, умел держать данное слово, во всяком случае он, как обещал аббату, не заговаривал больше о побеге, и дни текли для него быстро и содержательно. Через год это был другой человек».

Спокойствие и вера в себя как универсальное спасение

Эту историю часто называют одним из самых ярких и опасных приключений ХХ века

Слава Курилов «Один в Океане»
Слава Курилов «Один в Океане»

По сравнению с этой автобиографической историей меркнут любые выдумки. В 1974 году океанолог Станислав Курилов в маске, ластах и с трубкой спрыгнул в воду с лайнера «Советский Союз» и доплыл до Филиппинского архипелага без еды и сна за трое суток. Изначально он планировал путь в 18 километров, но из-за проблем с навигацией они превратились в 100. Справиться и выжить, по словам Курилова, ему помогла йога — конечно, не столько привычные нам упражнения, сколько общая философия. В общем, если в какой-то момент будет казаться, что все потеряно и сил нет, пара асан и эта книга придадут сил.

«Если бы не сознание того, что я человек и должен куда-то плыть, я был бы, наверное, почти счастлив. Я инстинктивно старался не думать о том, чего не мог себе позволить в данный момент. Ясно, я хочу того и этого, но у меня ведь нет этого сейчас, а этот миг — вечность в моей жизни, почему я должен испортить его мыслями о невозможном? Я медленно парил на границе двух миров. Днем океан казался стихией, вызванной к жизни ветром, и только ночью, когда ветер стих, я увидел его настоящую, самостоятельную жизнь».

Жизнь как праздник, несмотря ни на что

«Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю»

Аркадий Гайдар «Чук и Гек»
Аркадий Гайдар «Чук и Гек»

Планировали одно, а все выходит совсем по-другому? Такое случается сплошь и рядом, в том числе с героями детских и взрослых книг. Чук и Гек вместе с мамой направлялись в гости к отцу, а приехали в пустой и холодный дом, где из еды — щи в печке, из развлечений — споры со сторожем, да еще и на улицу из-за мороза нос не высунуть. Но это не повод не готовиться к празднику, все равно стоит ждать его — и, конечно, получить в конце и елку, и танцы, и песни. Хочется верить, что мы с изоляцией уложимся до Нового года.

«На следующий день было решено готовить к Новому году елку. Из чего-чего только не выдумывали они мастерить игрушки! Они ободрали все цветные картинки из старых журналов. Из лоскутьев и ваты понашили зверьков, кукол. Вытянули у отца из ящика всю папиросную бумагу и навертели пышных цветов. Уж на что хмур и нелюдим был сторож, а и тот, когда приносил дрова, подолгу останавливался у двери и дивился на их все новые и новые затеи. Наконец он не вытерпел. Он принес им серебряную бумагу от завертки чая и большой кусок воска, который у него остался от сапожного дела».

Как не надо: уходить от реальности

Изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом «обществе потребления», в котором разворачивается трагическая история Дикаря

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»
Олдос Хаксли «О дивный новый мир»

Полный эскапизм в условиях вынужденной или добровольной изоляции — идея достаточно опасная. И бедный Дикарь, он же Джон, из самой знаменитой сатирической антиутопии — лучшее тому подтверждение.

Вместо того чтобы разводить коз или учить, скажем, испанский, живущий в резервации юноша-изгой делает упор на пьесы Шекспира. Оттуда он черпает понятия о любви, чести, морали и правилах поведения, а еще манеру изъясняться. Позже, попав в реальный мир, где кругом распутство, потребление и беззаботность, он совершенно не может приспособиться. Так что классика классикой, а пару кулинарных и новостных каналов в ленте можно оставить.

«Дикарь читал „Ромео и Джульетту“ — с дрожью, с пылом страсти, ибо в Ромео видел самого себя, а в Джульетте — Ленайну. Сцену их первой встречи Гельмгольц прослушал с недоуменным интересом. Сцена в саду восхитила его своей поэзией; однако чувства влюбленных вызвали улыбку. Так взвинтить себя из-за взаимопользования — смешновато как-то. Но, если взвесить каждую словесную деталь, что за превосходный образец инженерии чувств!»

Как не надо: пить, страдать, ругаться и жалеть себя — читайте в продолжении материала на Bookmate Journal

Автор материала — Анна Попова

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened