bookmatejournal

6 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категория:

Тяжелая судьба комиксов

Ориентация Бэтмена, фашизм Супермена и другие гонения на одно из важнейших искусств

Комиксы старше, чем кино, но к ним по-прежнему относятся с пренебрежением. «Взрослому человеку читать комиксы — это признаться, что “я дебил, я читаю комиксы“» — заявил на днях министр культуры РФ Владимир Мединский. Bookmate Journal рассказывает историю гонений на комиксы, которые бывают очень смешными и очень страшными — и про супергероев, и о ГУЛАГе.

Почти как в кино

Несмотря на то что комикс не самое молодое медиа, но «болезни роста», а также снисходительное отношение со стороны «взрослых» ему пришлось переживать дольше остальных. Тот же кинематограф гораздо моложе (для сравнения:  «Прибытие на вокзал Ла-Сьота», 1895 г. vs работы Родольфа Тёпфера, 1830-1840 гг.), но быстрее приобрел уважение в пантеоне искусств. Анализируя историю развития кинематографа ретроспективно, можно встретить все те же знакомые упреки в упрощении, в пошлости, в излишней жестокости.

И вообще, если комиксы — это картинки «для дебилов», тогда кино — это движущиеся картинки для дебилов. А музыка — звуки для дебилов, в то время как литература — закорючки на странице для дебилов.

С такой парадигмой жить становится невероятно просто. 

Психиатры против комиксов

Пожалуй, самой знаменитой атакой на комиксы стала книга американского психиатра Фредерика Уэртхема. Его книга «Совращение невинных» (Seduction of the Innocent, 1954) привела к широкому осуждению комиксов. Комиксы взращивают жестоких преступников:

Супермен — фашист, а к отношениям Бэтмена и его юных помощников стоит присмотреться внимательнее. 

Результат: создание в США самоцензуры в виде Comics Code Authority — специальной метки, означающей, что комикс будет принят к продаже в сетях распространения. Что самое интересное, никто не запрещал выпускаться без CCA. Однако альтернативного рынка для таких комиксов просто-напросто не было. 

В итоге реальность «официальных» комиксов оказалась выхолощенной и идеалистической — и год от года все более скучной. Но долгосрочный эффект оказался важнее — в противовес появились независимые комикс-магазины и андеграундные комиксы (comix), отличающиеся от мейнстримовых тем, что в них есть запрещенный CCA контент: секс, наркотики и насилие.

Цензура и «дымок»

История с книгой Уэртхема и CCA, пожалуй, самый известный пример запрета комиксов. Чаще они попадают под огонь из-за косвенных обстоятельств. Как это произошло в 2015 году, когда с полок Московского Дома книги убрали Maus Арта Шпигельмана. Причина — нацистская свастика на обложке. Неважно, что под обложкой пронзительная история о Холокосте, признанный шедевр и единственный комикс, получивший Пулитцеровскую премию. 

Похожая история произошла в 2018 году с популярным китайским интернет-комиксом Baozou Manhua. Пошутили о герое Гражданской войны (1946–1949) — получите приговор по специальной статье об оскорблении памяти о тех событиях.

Либо комиксы становились частью более мощного процесса цензуры, как это было в 1922–1948 годах в Италии, когда фашистский режим ввел жесткий контроль и ограничение на публикацию иностранных источников. Американские комиксы попали на особый контроль из-за их популярности у подрастающего поколения. Однако стоит отметить, что для импортозамещения был собственный продукт — fumetti (от итальянского fume — дымок, так называют облачка для слов). Знаменитые итальянские серии издаются сегодня даже в России (например, серия о похождениях оккультного детектива Дилана Дога), а интересных художников переманивают к себе Marvel и DC.

В СССР комиксов не было?

На самом деле — нет, были. Их генеалогию можно возводить и к экспериментам авангардистов, и к популярным изданиям для детей, и как не упомянуть о миллионах производственных плакатов, которые висели по всей стране. Через мультфильмы Давида Черкасского («Приключения капитана Врунгеля») мы придем к первым комикс-студиям. Как не вспомнить замечательного Петю Рыжика и его верных собачек Мика и Мука. Где они только не побывали! И в открытом океане, и в гостях у американских индейцев, и в космосе! Приключения Пети, Мика и Мука переиздаются до сих пор.

Растление детских душ

В этом пассаже с трудом можно узнать «друга детей» Корнея Ивановича Чуковского. Обратите внимание на название статьи 1948 года — «Растление детских душ». Пожалуй, только в этой статье советский читатель мог познакомиться с Бэтменом или Суперменом.

Зато хорошие отношения с коммунистической партией Франции способствовали не только появлению в советском кинопрокате фильмов с Луи де Фюнесом и моде на французских шансонье, но знакомству с Bandes dessinées (BD), за которое отвечали перепечатанные в детских журналах приключения озорников пса Пифа и кота Геркулеса, а также с некоторыми другими героями французского комикса — гостями из страны, где комикс признан девятым видом искусства. 


Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию