bookmatejournal

Categories:

«Лето в пионерском галстуке»: неловкая любовь и ностальгия по времени, в котором не жил. 18+

Писательницы Елена Малисова и Катерина Сильванова — о моде на 80-е, пионерлагерях и совместном творчестве

Иллюстрация с обложки книги «Лето в пионерском галстуке». Художник: Adams Carvalho
Иллюстрация с обложки книги «Лето в пионерском галстуке». Художник: Adams Carvalho

В издательстве Popcorn Books вышла книга «Лето в пионерском галстуке» — история советского подростка Юры, который на каникулах влюбляется в вожатого. Редактор Bookmate Journal Кристина Ятковская поговорила с авторами Еленой Малисовой и Катериной Сильвановой о том, как они вдвоем писали этот роман, чем вдохновлялись и почему сейчас такая мода на 1980-е.

Юра возвращается в пионерский лагерь своей юности спустя двадцать лет и вспоминает человека, которого когда-то любил. Елена Малисова, Катерина Сильванова «Лето в пионерском галстуке»
Юра возвращается в пионерский лагерь своей юности спустя двадцать лет и вспоминает человека, которого когда-то любил. Елена Малисова, Катерина Сильванова «Лето в пионерском галстуке»

— Как создавалась книга?

Катерина: Идея появилась спонтанно. Мы просто болтали с Леной о книжках и сошлись на мысли, что нам самим очень хотелось бы почитать что-то такое: о первой невинной любви, которая рождается из крепкой дружбы, о лете, лагерной смене. Мы нигде не встречали такого сюжета, тем более в атмосфере пионерского лагеря и СССР. Так что главным порывом создать эту историю было то, что мы сами хотели ее прочитать. Пришлось писать!

Елена: Неоднократно слышала, что многие писатели создают произведения ради того, чтобы, погружаясь в выдуманные миры, скрываться от агрессивной реальности. Я думаю, что мы с Катей создали «Лето в пионерском галстуке» по этой же причине. Мы начали работать над ним в середине апреля 2016 года, который выдался чересчур холодным и хмурым, тогда мы обе были перегружены работой, вымотались не только физически, но и морально. Ужасно хотелось восполнить силы и отправиться в лето, в беззаботное время, возможно, даже в детство. Так и появилась идея о романе про летний лагерь.

— Каково это — писать книгу вдвоем?

Катерина: Работать с Леной в соавторстве очень здорово! Мы в принципе сошлись и подружились на теме писательства. Читали работы друг друга. Поняли, что мало того, что очень хорошо находим общий язык, так еще и стиль письма у нас похож.

Правда, до того, как начала писать вместе с Леной, я не умела работать с крупными текстами — в основном писала короткие рассказы. А вот у Лены за спиной на тот момент уже была законченная первая книга. И во многом именно Лена научила меня писать объемный текст — с планированием, заметками, постоянным обсуждением, сложным сюжетом.

Книга писалась полтора года — с перерывами, конечно, потому что реальную жизнь и работу никто не отменял (Катерина работает управляющей розничным магазином, Елена — в IT-сфере. — Прим. ред.). Сначала был план, не особо подробный, он со временем менялся и дополнялся.

Мы отталкивались от локаций лагеря, по которым идет главный герой, и к этим локациям привязывали сцены-действия.

Процентов 70 черновика было готово уже спустя полгода, но черновик — это малая часть всей работы над книгой. Куда больше времени заняла редактура, вычитка, дополнение и сведение текста в готовые главы.

Елена: Здорово, когда есть напарник в работе с текстом, матчастью и в поиске идей. Тем более круто, когда есть человек, который всегда рад обсудить с тобой все аспекты любимого дела — писательства. Но в соавторстве есть нечто куда более ценное. 

«Лето в пионерском галстуке» — это в первую очередь роман о первой любви. В первой любви есть своя специфика — она незрелая, неловкая и чрезмерно искренняя. Описывать ее сложно, потому что она сама по себе сложная, здесь нельзя соврать, а значит, лучше описывать, опираясь на свой опыт и собственные переживания такой любви, при этом стараясь не списывать героя с себя. Работая в соавторстве, ты не просто заново переживаешь весь спектр чувств и свои личный, порой интимный опыт. Ты передаешь это все другому человеку.

Мне кажется, что уровень искренности между соавторами порой даже выше, чем в личных отношениях или в работе с психологом. Это странно, иногда стыдно и даже немного страшновато. Не зря я часто говорю, что предложение быть соавторами — это как предложение руки и сердца: в сущности, именно их и передает соавтор, ну и еще голову, разумеется.

Елена Малисова и Катерина Сильванова. Фото из личного архива
Елена Малисова и Катерина Сильванова. Фото из личного архива

— Что вы думаете о советско-пионерском тренде — недавно экранизированный «Пищеблок» Иванова, новый книжный сериал «Возвращение „Пионера“» Идиатуллина? 

Катерина: Когда мы начинали писать «Лето в пионерском галстуке», даже и не думали, что это может стать какой-то трендовой вещью. Наоборот, в 2016 году, когда у нас только появилась идея книги, нам казалось, что как раз тематика СССР может быть отталкивающей.

Я думаю, что нынешний тренд на пионерию и СССР вызван тем, что для современного поколения это уже исторический период. Сейчас объясню. Я ребенок 1990-х годов, в моем детстве все еще было много отголосков СССР: фильмы, книги, уроки истории, рассказы родителей. А вот для нынешних молодых людей — тех, кто родился уже в 2000-е, а в осознанный возраст вошел в 2010-е, — это абстрактный период, про который они, наверное, знают из школы, но это все уже от них достаточно далеко и не всегда понятно. Для них это что-то совсем иное, несовременное — и оттого, возможно, оно так привлекательно и романтично.

Кто-то из наших читателей сказал очень емкую и меткую фразу по этому поводу: «Я чувствую ностальгию по времени, в котором никогда не жил». 

Как бы сейчас ни романтизировали времена позднего СССР, ни в коем случае не стоит их идеализировать. В какой-то мере «Лето в пионерском галстуке» раскрывает эту мысль: несмотря на советско-пионерскую атмосферу и романтику, в книге затрагиваются темы, что в СССР все было не так гладко и не столь идеально, как может казаться.

Елена: Меня всегда вдохновляла история. Я не воспринимаю ее как нечто линейное, потому что прошлое, в частности советское, не просто пронизывает настоящее, между ними слишком тонкая грань, а иногда этой грани вообще нет. Я люблю искать в прошлом ответы на вопросы настоящего и часто их нахожу. «Лето в пионерском галстуке» — причина такого исследования и одновременно его результат. Вопросов в нем поднимается немало, хотелось бы надеяться, что есть и ответы.

Я убеждена, что история Ромео и Джульетты берет начало даже не в Средних веках, а впервые произошла между кроманьонцем и неандерталкой. Думаю, история Ромео и Ромео случилась еще раньше.

Для меня очень важна и интересна история СССР. Я родилась в перестройку, мои учителя, родители, бабушки и дедушки — бывшие советские граждане, у которых сохранилось множество советских книжек, грампластинок со сказками и игрушек. Бюсты Ленина, плакаты, растяжки и флаги — я встречала это все в обычном российском провинциальном городе и в 1990-х, и даже в 2000-х.

Есть такая гипотеза, что мода на десятилетия возникает спустя 40 лет после этого самого десятилетия. Происходит так потому, что те, чье детство прошло в «модное» десятилетие, в среднем к 40 годам обретают достаточное количество ресурса (образования, денег, связей — чего угодно) для создания контента, который реализует их ностальгию по детству или юношеству. Ностальгия романтична, и этой романтике легко поддается даже тот, кто еще не жил в тот период или в той стране.

Катерина: Как и главный герой, который оставляет в лагере частичку своего детства, я оставила частичку своего детства в этой книге, когда писала ее. Я никогда не была в настоящих пионерских лагерях — ну, по возрасту уже не подходила, в 1990-е тема пионерии себя исчерпала. 

Не случайно действие книги происходит в Харьковской области. Это родные мне места — во времена СССР там действительно существовал этот пионерский лагерь, а в начале 2000-х я часто ездила туда с мамой. Сам лагерь уже не функционировал, но у нас была возможность брать ключи от домиков и пользоваться всей инфраструктурой.

Мы ходили на речку, плавали на лодках, жгли костры и катались на каруселях. Но из года в год я наблюдала, как лагерь ветшает и разрушается: постепенно ржавеют качели, облупливается краска на стенах, деревянные домики дряхлеют, а площадки зарастают бурьяном. Позже эту территорию купила большая компания и построила там зону отдыха с коттеджами и всякими гриль-площадками. Вот мечтаем с Леной туда съездить в отпуск.

Елена: Работать над «Летом…» было весело — спасибо Кате, — но нелегко, потому что залезть в голову людям другого поколения и даже другого государства — сложная задача. Своего рода вызов. Кроме того, мы затронули не только период самого СССР, но и перестройку и постперестроечное время — с любопытством изучали их, а потом наблюдали, как менялось время и как оно меняло героев.

В самом лагере важную роль играют дети, их увлечения: песни, игры, дразнилки и приколы. Мы сломали голову и себе, и своим близким, заставляя вспомнить, во что и как они играли, как хулиганили. Однажды с искренним удивлением обнаружила у себя в руках научный труд по истории дразнилок.

О том, как читатели приняли книгу, — в продолжении интервью в Bookmate Journal

Bookmate Review — такого вы еще не читали!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened