bookmatejournal

bookmatejournal 6 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Золотая урна, чудо-машина и другие способы изменить конституцию или выбрать священника

Клеротерион, жетоны, каменные кости. Иллюстрация: Букмейт
Клеротерион, жетоны, каменные кости. Иллюстрация: Букмейт
«С демократией происходит нечто странное: кажется, что все к ней стремятся, но никто в нее уже не верит» Давид Ван Рейбрук «Против выборов»
«С демократией происходит нечто странное: кажется, что все к ней стремятся, но никто в нее уже не верит» Давид Ван Рейбрук «Против выборов»

Книгу бельгийского историка Давида ван Рейбрука «Против выборов» переиздавали 12 раз и перевели на 15 языков, предисловие к американскому переводу написал бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, а муниципальное управление Нидерландов использует книгу в качестве руководства для депутатов. По мнению автора, демократия находится в сильнейшем кризисе: с каждым годом все меньше людей ходят на выборы и вступают в политические партии. Спасти ситуацию может жеребьевка — вспоминаем примеры из истории, когда случайное голосование использовали в политике Древней Греции, Тибете, древнерусском Новгороде и других местах.

Афиняне в Древней Греции

В древнегреческих Афинах любой гражданин мужского пола старше тридцати лет мог на один год стать магистрантом — чиновником-администратором. После избрания гражданин откладывал все основные занятия и целиком посвящал себя управлению полисом.

Афиняне не доверяли жеребьевке полностью — на стратегически важные посты они назначали наиболее талантливых чиновников, которые могли переизбираться несколько раз подряд. На магистрантов город-государство накладывал ряд ограничений, уравновешивающих демократическую систему и защищавших город от коррупции и узурпации власти. Так, магистранту запрещалось избираться два года подряд или возвращаться в одну и ту же магистратуру. Во время службы он постоянно отчитывался перед Народным советом и отвечал перед судом в случае недовольства граждан.

Тщательнее всего с коррупцией боролись в судах. Перед каждым заседанием афиняне выбирали судей с помощью клеротериона — машины для жеребьевки, группирующей зашифрованные жетоны. Шифрование было многоэтапным, и жребием выбирали в том числе человека, раскладывающего жетоны. Должность судьи или магистранта считалась хоть и почетным, но тяжким и невыгодным трудом — особенно в атмосфере всеобщего недоверия.

Священники Новгорода

В древнерусской Новгородской республике при помощи жребия выбирали «владыку» — архиепископа, который не только руководил церковью и ее обширными земельными наделами, но и брал на себя государственные обязанности. Именно владыка хранил казну и скреплял печатью международные договоры, без его одобрения не могли начинать войны и заключать мир.

Владыку всегда выбирали из трех кандидатов. Их имена записывали на пергаменте и приносили на церковную службу в Софийский собор. После службы Вече посылало в храм своего представителя (чаще всего слепца или ребенка), который выносил из храма один из жребиев. Выбранный кандидат становился владыкой Новгорода, который при этом все равно обязан был отвечать перед народом, мог потерять свой статус или отправиться под суд.

Жребий патриарха Тихона, кости, четки. Иллюстрация: Букмейт
Жребий патриарха Тихона, кости, четки. Иллюстрация: Букмейт

После присоединения Новгорода к Московскому государству в XV веке Великий князь Иван III стал назначать наместников лично, однако практика случайного голосования в церковном праве дожила до наших дней — к примеру, Восточно-Американский и Нью-Йоркский митрополит до сих пор избирается по жребию.

Тибетские ламы

Тибетские буддисты всегда верили, что духовные лидеры после смерти перерождаются в младенцах. Через 49 дней после смерти лидера монахи начинали поиск перерожденного (тулку) — в этом им помогала записка умершего лидера, в которой он указывал свое примерное место рождения и различные предсказания. Найденных кандидатов подвергали испытаниям — внимательно наблюдали за реакцией младенцев на вещи, принадлежавшие умершему. 

Нередко монахи сомневались, какой именно ребенок достоин звания тулку и выбирали его жребием. Для этого тибетцы вкладывали написанные на бумажке имена в мучные шарики и раскручивали их в урне до тех пор, пока наружу не выпадал один из них. Выбранный мальчик официально становился наследником ламы и будущим религиозным лидером. Таким образом священники, принявшие обет безбрачия, регулировали наследование монастырского имущества и ненасильственную передачу власти от поколения к поколению.

Предметы, которые использовали в тибете для опознания тулку. Иллюстрация: Букмейт
Предметы, которые использовали в тибете для опознания тулку. Иллюстрация: Букмейт

Религиозная традиция быстро стала политическим инструментом. Каждый состоятельный род стремился иметь в семье своего тулку, так как это открывало для семьи большие возможности. Понимали это и китайские императоры, стремившиеся контролировать Тибет. Постепенно китайское руководство стало регулировать жеребьевку: сначала оно утверждало только выбранных тулку, а затем — даже списки мальчиков-кандидатов. Жеребьевка обросла сложной системой регламентирования. Изменения способствовали не только укреплению китайской власти в регионе, но и ограничивали борьбу местных элит за влиятельные посты.

Жеребьевка из Золотой урны дожила до наших дней и до сих пор вызывает жаркие споры между руководством Китая и Тибетом. Тибетский лама выступает против системы регламентации, считая ее инструментом подчинения, китайское же правительство обвиняет ламу в отказе от древних традиций.

О жеребьевках и «кастрюльных» революциях — в продолжении материала в Bookmate Journal

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт