bookmatejournal

Category:

«Хочется читать 30 книг одновременно — нет проблем»: пользователи Букмейта — о своих любимых авторах

Поговорили с самыми активными пользователями Букмейта — предпринимателем, студенткой, HR-менеджером, директором, шахматистом и продакт-менеджером — о том, где они берут время на чтение, обязательно ли дочитывать всё до конца и какие книжки они бы ни за что не взяли с собой на необитаемый остров. Свои любимые книги они тоже назвали!

Самые активные пользователи Букмейта: Анастасия Калистратова, Ирина Малацидзе, Антон Ким, Настя Шушурина, Резеда Несынова и Станислав Краснояров. Фото из личных архивов, коллаж: Bookmate Journal
Самые активные пользователи Букмейта: Анастасия Калистратова, Ирина Малацидзе, Антон Ким, Настя Шушурина, Резеда Несынова и Станислав Краснояров. Фото из личных архивов, коллаж: Bookmate Journal

Зачем / почему вы читаете? Когда и где вы это делаете?

Анастасия Калистратова, HR-менеджер

Для меня чтение закрывает две потребности. Первая — обучение. Я не могу позволить себе то образование, которое хочу, и дело даже не в деньгах — оно просто не встроится в мою жизнь (ну, и в деньгах тоже, тут должен быть смеющийся эмодзи). А с книгами я каждый раз будто прохожу курс лекций и могу узнать что угодно: от того, как строятся отношения между приматами, до особенностей префронтальной коры головного мозга. Я сама выбираю, что конкретно мне интересно и от кого я бы хотела эту информацию получить. Ну а во-вторых, для меня чтение в этом сумасшедшем мире — что-то вроде медитации. Научно доказано, что десять минут чтения снижают уровень стресса на 6%.

И еще, кстати говоря, я не очень люблю смотреть кино. Посмотрев плохой фильм, вы тратите два часа жизни и взамен получаете разочарование. А вот в плохой книге все равно найдется хотя бы одна здравая мысль, какой-то важный для вас инсайт.

Ирина Малацидзе, студентка

Я читаю в любом настроении и чувствую умиротворение от самого процесса. Для меня это такая эмоциональная разгрузка, возможность получить знания и опыт. Делаю я это исключительно дома, мне важно полное погружение в книгу, чтобы ничего не отвлекало. Стараюсь читать каждый день, но если у меня, например, нет настроения либо времени, то насильно себя не заставляю.

Антон Ким, шахматист

Мне нравится читать, наверное, это можно назвать хобби. Кто-то проводит время в соцсетях, кто-то смотрит фильмы и сериалы, я же не пользуюсь соцсетями, практически не смотрю фильмы и сериалы, не играю в компьютерные игры. Так и нахожу время на чтение. Могу почитать десять минут, могу час. Но если меня увлекла какая-то книга — я не остановлюсь. Скажем, я начну читать в восемь вечера, а закончу к девяти утра, пожертвовав всем. Да, это противоречит здравому смыслу, но что поделать. Однако читать я стал меньше: в этом году пока всего 38 книг, хотя в прошлом — 146.

Настя Шушурина, продакт-менеджер

Я не всегда много читала. Дорога от дома до колледжа, а затем от колледжа до работы занимала у меня около часа, и в это время я слушала музыку, а затем и книги стала читать. Если попадалась интересная книга, то я могла ее продолжить читать и между парами, и в выходные. Сейчас обязательно беру с собой книгу в путешествие или когда знаю, что поездка займет больше часа. Причем мне легче и быстрее читается, если параллельно слушать музыку.

Резеда Несынова, исполнительный директор

У меня нет расписания или ежедневно выделенного времени на чтение. Я читаю в метро, в самолете (часто летаю), слушаю аудиокниги в такси, во время прогулок, спорта и работы по дому. Но в целом, если я загорелась какой-то книгой, могу отложить все дела и даже не спать ночью. Для меня это способ отдохнуть от работы и рутинных дел. Да и в целом я с детства очень люблю читать и использую для этого любую свободную минуту.

Станислав Краснояров, предприниматель

Это привычка детства: я довольно рано начал читать, в четыре года. Ну и плюс я любопытный, а в мире столько всего интересного, и для меня это как дофаминовый наркотик. Лет десять назад я из-за этого даже перестал покупать бумажные книги: слишком много их хочется купить, но к некоторым ты охладеваешь — и они просто лежат. Вообще для меня книги — как медиа, они идут в одном потоке с YouTube, лекциями, подкастами. Например, когда я куда-то иду, у меня постоянно что-то крутится в ухе из YouTube. Поэтому я даже не выделял бы книги в отдельную категорию. А так у меня свободный график, и я могу позволить себе почитать в любое время, но чаще, конечно, вечером, перед сном.

В каком жанре / у какого писателя вы прочитали больше всего книг и почему?

Антон Ким: Как ни странно, у Игоря Манна. Я раньше работал маркетологом, и его книги — одни из первых, которые я начал тогда читать. Там были ответы на интересующие меня вопросы — и идеи, много идей, которые я успешно применял в работе.

Расшифровка подкаста с инвестором и мыслителем Навалем Равикантом, автором книг об осознанном подходе к жизни. Наваль Равикант, Шейн Пэрриш «О чтении, счастье, принятии решений, привычках, честности и многом другом»
Расшифровка подкаста с инвестором и мыслителем Навалем Равикантом, автором книг об осознанном подходе к жизни. Наваль Равикант, Шейн Пэрриш «О чтении, счастье, принятии решений, привычках, честности и многом другом»

Станислав Краснояров: Сейчас я читаю нон-фикшн: бизнес, маркетинг, продажи, психология. Читаю много и необязательно до конца. В 2019 году я познакомился с блогером и предпринимателем Ваней Замесиным и его подходом к чтению, который, в свою очередь, взял эту идею у венчурного капиталиста и инвестора Наваля Равиканта. Подход такой: если книга не идет, откладываешь ее и берешь следующую, не надо насиловать себя и дочитывать до конца. Второй момент, который меня волновал: я выписываю что-то из книг, но дальше почти никак это не использую. Ваня же говорит: загружайте в себя тонны книг, потом что-нибудь нужное всплывет. После этого я стал сильно больше читать.

Настя Шушурина: В последнее время я постоянно нахожусь в поиске разных точек зрения на проблемы, с которыми мы все сталкиваемся в работе каждый день, и поэтому читаю много бизнес-литературы. Если же говорить в целом, больше всего книг я прочитала, наверное, в жанре постмодернизма — Курт Воннегут, Джон Фаулз, Виктор Пелевин, Эдуард Лимонов. Мне нравится, как они экспериментируют с формой, смешивают жанры, иронизируют. Ты отключаешься от действительности и наблюдаешь за тем, на что способен мозг во время чтения.

«Что отличает человека от обезьяны? Меньше, чем многим бы хотелось. И уж точно не только люди умеют бороться за власть» Франс де Вааль «Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов»
«Что отличает человека от обезьяны? Меньше, чем многим бы хотелось. И уж точно не только люди умеют бороться за власть» Франс де Вааль «Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов»

Анастасия Калистратова: Нет какого-то определенного писателя, но вообще я амбассадор нон-фикшна. Нравится читать психологов, коучей, экономистов — словом, экспертами в какой-то узкой области. Например, Франс де Вааль — это приматолог, который в своей книге «Власть и секс у приматов» рассказывает про политический мир у шимпанзе и сравнивает его с политикой у людей.


«Самое важное — позволять себе просто осознавать все происходящее в вашем уме таким, как оно есть» Йонге Мингьюр Ринпоче «Будда, мозг и нейрофизиология счастья. Как изменить жизнь к лучшему»
«Самое важное — позволять себе просто осознавать все происходящее в вашем уме таким, как оно есть» Йонге Мингьюр Ринпоче «Будда, мозг и нейрофизиология счастья. Как изменить жизнь к лучшему»

Какая книга вам запомнилась больше всего за последний год и почему

Резеда Несынова: В этом году прочла много хороших книг, но первым в голову пришел «Медвежий угол» Фредрика Бакмана. Очень откликнулись проблемы и характеры, раскрытые в книге.

Ирина Малацидзе: Книга, к которой я возвращаюсь чаще всего и регулярно перечитываю цитаты оттуда, — «Будда, мозг и нейрофизиология счастья» Йонге Мингьюра Ринпоче. Мне она попалась в нужное время и стала таким спасательным кругом, которым я пользуюсь по сей день. И еще я просто обожаю книгу Николая Жаринова «Тайная жизнь шедевров». Эта книга буквально открыла мне глаза на искусство — благодаря ей я стала интересоваться живописью, художниками и их историями.

Настя Шушурина: «Доктор Живаго». Слышала много разных, неоднозначных мнений и сама прочитала впервые. Этот роман для меня стал непростым путешествием — там есть и драма, и кризис, ты сопереживаешь героям, хочется быть рядом с ними, во время чтения словно сама взрослеешь.

Какие книги вы не стали дочитывать до конца или не можете дочитать уже несколько лет?

Антон Ким: Таких много. Вообще за годы чтения у меня сформировались некоторые принципы:

— Необязательно читать книгу от корки до корки.
— Необязательно читать с самого начала — можно с любого места.
— Не нравится книга — перестать читать, отложить и не париться.
— Хочется перечитать книгу — перечитай.
— Хочется читать 30 книг одновременно — нет проблем.
— Захотелось почитать глубокой ночью или в любое другое время — вперед.
— Необязательно читать книги одинаково. Одни мы читаем, тщательно перерабатываем, анализируем, обсуждаем. Другие просто проглатываем и забываем. Это нормально. Одним словом, читать что хочется, сколько хочется, как хочется и когда хочется.

А по поводу того, что я уже несколько раз пытался дочитать, но безуспешно — ну, например, все книги Барбары Шер (автор мотивационной литературы. — Прим. ред.). Она пишет на максимально актуальные для меня темы, но осилить ее я так и не смог.

«Как бы то ни было, первооткрыватель знания является его пассивным получателем, но не создателем» Дэвид Дойч «Начало бесконечности: Объяснения, которые меняют мир»
«Как бы то ни было, первооткрыватель знания является его пассивным получателем, но не создателем» Дэвид Дойч «Начало бесконечности: Объяснения, которые меняют мир»

Станислав Краснояров: Я всё пытаюсь осилить «Начало бесконечности» Дэвида Дойча. Она очень интересная, но Дойч сложно пишет, и я уже не первый месяц сквозь нее продираюсь. Еще я несколько раз подходил к «Критике чистого разума» Канта, у меня травма еще с универа, где я ее не осилил. И до сих пор не могу осилить. Так же с «Капиталом» Маркса. В общем-то, с Марксом я не согласен, потому что его теория чисто умозрительная, но хочется докопаться до деталей.

Ирина Малацидзе: Обычно я дочитываю книги до конца, не люблю оставлять начатое незаконченным. Но есть несколько книг, которые я так и не смогла осилить: «Мертвые души» Николая Гоголя, «Ярмарка тщеславия» Уильяма Теккерея и «Человек, который принял жену за шляпу» Оливера Сакса. Возможно, я до них еще не доросла и их время придет.

Анастасия Калистратова: Книгу «Думай медленно… решай быстро» Даниэля Канемана я несколько раз начинала, но так и не закончила. Крутая книга, но читать ее надо в одиночестве, с ручкой и записной книжкой, делая каждое упражнение, вдумчиво переваривать информацию. На это нужны время и какой-то особенный настрой. У меня пока не получилось, но я с книгой не прощаюсь.

Резеда Несынова: Я часто не дочитываю булшитный нон-фикшн, а из художественной литературы не смогла осилить «Слепоту» Жозе Сарамаго. Описанные там события оказались слишком тяжелы для моего восприятия. А книга отличная, может быть, я к ней когда-нибудь вернусь.

Настя Шушурина: Бралась недавно за «1984» Оруэлла. Иногда я люблю читать антиутопии, но эта книга оказалась мучительно долгой и жуткой. В результате история меня не зацепила, поэтому я не стала дочитывать ее до конца. «Мастера и Маргариту» Булгакова я тоже начинала в разное время, но так и не дочитала. До сих пор верю, что и для этой книги придет время.

Самая смешная / грустная / страшная / непонятная книга, которую вы когда-либо читали?

«Две вещи внушают мне ужас: палач внутри меня и топор надо мной» Стиг Дагерман «Остров обреченных»
«Две вещи внушают мне ужас: палач внутри меня и топор надо мной» Стиг Дагерман «Остров обреченных»

Резеда Несынова: Самую непонятную книгу я читаю сейчас — «Остров обреченных» Стига Дагермана о жертвах кораблекрушения, попавших на необитаемый остров со слепыми птицами и гигантскими ящерицами. Героям приходится справляться не только с голодом и жаждой, но и с прошлым, которое преследует их во снах и галлюцинациях. А самая страшная, пожалуй, — «Кладбище домашних животных» Стивена Кинга.

Ирина Малацидзе: Мне еще не встречались однозначно смешные, грустные или страшные книги. Но определенно могу выделить «Список Шиндлера» Томаса Кенэлли: в какой-то момент и правда становилось страшно и жутко, без слез не обошлось.

Настя Шушурина: Одна из любимейших книг, которая на меня произвела огромное впечатление, — «Поющие в терновнике» Колин Маккалоу. С этой книгой меня познакомила мама. Впервые прочитав ее в 16 лет, я ходила несколько дней под впечатлением. Здесь есть и любовь, и боль от потери, и вера, и надежда. Она заставляет задуматься о многих вещах, посмотреть со стороны на собственную жизнь. Мы можем прожить жизнь и только в самом конце понять, как сильно ошибались, как из-за наших побуждений страдали другие. Я рада, что прочитала книгу еще в том возрасте.

Нерешительный ипохондрик становится сподручным Смерти: люди вокруг падают замертво, а в блокноте появляются имена тех, кому скоро предстоит отправиться на тот свет. Кристофер Мур «Грязная работа»
Нерешительный ипохондрик становится сподручным Смерти: люди вокруг падают замертво, а в блокноте появляются имена тех, кому скоро предстоит отправиться на тот свет. Кристофер Мур «Грязная работа»

Антон Ким: Самая смешная — книга Кристофера Мура «Грязная работа». Давно так не смеялся. Самая грустная — сложно сказать. Грустные моменты во многих книгах бывают. «Сёгун» Джеймса Клавелла в определенный момент берет за душу. Или «Абсолютист» Джона Бойна. Или «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза.

Станислав Краснояров: А давайте назову самую полезную для меня книгу — «Цель» Элияху М. Голдратта, которая заставила пересмотреть смысл слова «целесообразность». Основная мысль там: каждое действие должно вести к цели, иначе говоря — любое действие любого сотрудника компании должно вести к увеличению прибыли.

«Можно тратить время на то, чтобы умирать, а можно — на то, чтобы жить» Фредрик Бакман «Вторая жизнь Уве»
«Можно тратить время на то, чтобы умирать, а можно — на то, чтобы жить» Фредрик Бакман «Вторая жизнь Уве»

Анастасия Калистратова: Почти все книги Фредрика Бакмана. Пока читаешь «Вторую жизнь Уве» или «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения», ты как будто катаешься на американских горках: то плачешь, то смеешься, то слезы радости, то грусть на неделю. На мой взгляд, Бакман пишет такие сказки для взрослых, я очень хочу читать их в будущем своим детям, чтобы обсуждать с ними разные ситуации оттуда.

В продолжении материала — читатели рассказывают, какие книги они бы взяли на необитаемый остров и помогают ли им книги по жизни

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened