bookmatejournal

Category:

Сексизм, травля и анонимные доносы: непростая история премии Women’s Prize

В 2021 году британская премия для писательниц Women’s Prize for Fiction отмечает 25-летие. Рассказываем об истории награды, главных лауреатках и самых громких скандалах — а также рекомендуем пять романов победительниц и номинанток разных лет.

Статуэтка, которую вручают победительницам премии Women’s Prize for Fiction. Источник: booksthatmatter.co.uk
Статуэтка, которую вручают победительницам премии Women’s Prize for Fiction. Источник: booksthatmatter.co.uk
Это наша летняя акция, которая вас обрадует. Теперь можно читать кучу книг за 166 рублей в месяц. Если кликнуть на эту картинку, то можно узнать подробности
Это наша летняя акция, которая вас обрадует. Теперь можно читать кучу книг за 166 рублей в месяц. Если кликнуть на эту картинку, то можно узнать подробности

Поиск спонсоров: от мобильного оператора до жены Тони Блэра

Литературная премия Women’s Prize for Fiction появилась в 1996 году и с тех пор присуждается ежегодно за роман, написанный женщиной на английском языке и изданный в Великобритании — победительница получает 30 000 фунтов стерлингов и бронзовую статуэтку. За двадцать пять лет существования премия сменила несколько названий. Изначально, с 1996 по 2012 год, ее главным спонсором был мобильный оператор и интернет-провайдер Orange — поэтому она носила название Orange Prize for Fiction (в 2007-2008 году — Orange Broadband Prize for Fiction). В 2013 году корпоративного спонсора не нашлось, и она была присуждена на деньги Шери Блэр, жены бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. С 2014 по 2017 год премию спонсировал ликер Baileys, поэтому из «апельсиновой» она превратилась в «ликерную» — Baileys Women’s Prize for Fiction. С 2018 года же она окончательно обрела независимость, став наконец просто Women’s Prize for Fiction.

Пока что никому не удавалось получить награду дважды. Рекорд по количеству номинаций держит Хилари Мантел — она попадала в короткий список четырежды, но пока не побеждала ни разу. Чаще всего — девять раз — выигрывали американки, семь раз — британки, по два раза — канадки и ирландки, и по одному разу — писательницы из Австралии, Нигерии, Югославии, Шотландии и Пакистана. 

Дискриминация мужчин или борьба за равенство?

Поводом для появления отдельной «женской» премии была критика других крупных литературных наград за недостаточную репрезентацию писательниц. В частности, в 1991 году короткий список Букера включал в себя только мужские имена, а за все 52 года существования этой награды женщины получали ее всего 18 раз. Когда в 2014 году организаторы Women’s Prize for Fiction решили узнать у читателей, какие писательницы повлияли на них сильнее всего, больше половины книг из списка оказались опубликованы еще до 1960 года. Таким образом, основатели премии осознали необходимость больше говорить о талантливых современных писательницах.

Идею премии не все восприняли с энтузиазмом, ее организаторов обвинили в дискриминации. Так, лауреатка Букера 1990 года Антония Байетт назвала проект «сексистским» и попросила не рассматривать ее книги в качестве потенциальных номинантов. Байетт показалась неприемлемой идея, что существует «специфически женское содержание» литературных произведений — хотя правила никак не регламентируют и не ограничивают содержание номинируемых текстов. В свою очередь, писательница Зои Хеллер отмечает: «Премия награждает деньгами достойных авторов и привлекает к ним внимание публики, но вместе с тем рискует официально закрепить второсортный статус женской литературы как „литературы младшей лиги“». С другой стороны, американская писательница Синтия Озик выразила мнение, что дискриминация женщин в литературе несомненна и что нет ничего плохого в отдельном призе для них. Впрочем, Озик тут же обвинили в ангажированности — ведь на тот момент она сама только что попала в шорт-лист.

Также неоднозначно была воспринята еще одна акция, проведенная организаторами Women’s Prize for Fiction: чтобы отметить 25-летие премии, они решили переиздать под настоящими именами 25 книг писательниц, ранее публиковавшихся под мужскими псевдонимами. В частности, роман Джордж Элиот «Миддлмарч» был переиздан под именем Мэри Энн Эванс, а «Индиана» Жорж Санд — под именем Аврора Дюпен. Хотя намерения у организаторов были благими, многие посчитали, что такое «переименование» неуважительно к литературному наследию авторов.

Анонимки, мертвые знаменитости и травля

Women’s Prize for Fiction время от времени сотрясают скандалы. В 2001 году победительницу премии Линду Грант обвинили в плагиате — в анонимных письмах, отправленных в одну из британских газет, утверждалось, что в своей книге When I Lived in Modern Times (на русском ее нет) об эмиграции молодой еврейки из Великобритании в Израиль она использовала фрагменты работ исследователя Э. Дж. Шермана. Писательница и ее издательский дом были в шоке: Грант лично общалась с Шерманом, тот дал разрешение себя цитировать, а его книга была указана в списке источников. В итоге Грант назвала обвинения «злобной травлей», а последующие издания ее книги включили переписку между издательствами Грант и Шермана, подтверждающие ее правоту. 

В свою очередь, номинантка 2021 года, трансгендерная писательница Торри Питерс столкнулась с онлайн-травлей. Против ее включения в короткий список было опубликовано полуанонимное открытое письмо, в котором ряд подписантов использовали в качестве псевдонимов имена Эмили Дикинсони Дафны Дюморье и настаивали, что трансгендерным женщинам места в женской премии быть не должно. Письмо возмутило литературное сообщество: против него высказались, например, номинантка Букера Элиф Шафак и другая участница длинного списка Women’s Prize, ирландка Нише Долан.

Торри Питерс. Источник: womensagenda.com.au
Торри Питерс. Источник: womensagenda.com.au

Американская писательница Джоан Харрис задала закономерный вопрос: если авторы письма так уверены в своей правоте, для чего нужно было прятаться за именами мертвых литературных знаменитостей, чье мнение на эту тему мы уже никогда не узнаем? Организаторы премии тоже поддержали Питерс и не стали менять своего решения. Так что в этом году писательница будет соревноваться с Сюзанной Кларк, Брит Беннетт, Йаа Гьяси, Чери Джонс, Клэр Фуллер и Патрисией Локвуд, и уже 8 сентября мы узнаем имя победительницы.

Как и в случае с Букеровской премией, книги-номинанты Women’s Prize for Fiction часто посвящены реальным историческим событиям. Помимо собственно исторических романов, среди победителей можно найти и семейные драмы, и фантастические антиутопии, и современные переложения древнегреческих мифов. Вот несколько книг, номинировавшихся на премию и выигрывавших ее в разные годы. 

Энн Пэтчетт, «Бельканто», победа в 2002 году

«Мир — очень опасное место, а разговоры о личной неприкосновенности — не более, чем волшебные сказочки из тех, что детям рассказывают на ночь» Энн Пэтчетт «Бельканто»
«Мир — очень опасное место, а разговоры о личной неприкосновенности — не более, чем волшебные сказочки из тех, что детям рассказывают на ночь» Энн Пэтчетт «Бельканто»

Сюжет романа «Бельканто» американской писательницы и журналистки Энн Пэтчетт основан на реальных событиях: в 1996 году японское посольство в Перу в самом разгаре вечеринки захватили террористы Революционного движения им. Тупака Амару. В заложники попали 490 человек: дипломаты, бизнесмены и члены их семей (причем 72 человека из числа захваченных провели в посольстве больше четырех месяцев). У Пэтчетт среди заложников оказываются вымышленная оперная певица Роксана Косс и японский магнат Кацуми Хосокава. На фоне теракта между Косс и Хосокавой начинается роман, а переводчик Хосокавы Гэн влюбляется в одну из террористок по имени Кармен. Критики неоднозначно отнеслись к стремлению Пэтчетт очеловечить террористов: одни посчитали, что писательнице это удалось, другие же отметили излишнюю сентиментальность и нереалистичность персонажей. По книге в 2017 году был снят одноименный фильм, где главные роли исполнили Джулианна Мур и Кен Ватанабе.  

Чимаманда Нгози Адичи, «Половина желтого солнца», победа в 2007 году

«Биафрийцы гибнут тысячами, а ему нужны подробности об одном убитом белом. Ричард решил, что напишет об этом: правило западной журналистики — один убитый белый равен сотне мертвых черных» Чимаманда Нгози Адичи «Половина желтого солнца»
«Биафрийцы гибнут тысячами, а ему нужны подробности об одном убитом белом. Ричард решил, что напишет об этом: правило западной журналистики — один убитый белый равен сотне мертвых черных» Чимаманда Нгози Адичи «Половина желтого солнца»

В основу сюжета романа «Половина желтого солнца» нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи тоже легли реальные трагические события, а именно кровопролитная гражданская война в Нигерии, продолжавшаяся с 1967 по 1970 год. Вынесенная в название фраза описывает флаг самопровозглашенного государства Биафра, создание которого в восточной Нигерии и послужило поводом для начала конфликта. Книга Адичи рассказывает о жизни нескольких персонажей: семейная пара преподавателей университета Оланна и Оденигбо, мальчик-подросток Угву, прислуживающий в их доме; сестра Оланны Кайнене, занимающаяся бизнесом, и ее бойфренд, английский писатель Ричард. Их жизни радикально меняет война: кто-то из комфортной обеспеченной жизни попадает в лагерь для беженцев без воды и еды, кто-то присоединяется к армии, а кто-то пытается хоть как-то наладить жизнь пострадавших. По словам Адичи, родившейся через несколько лет после окончания войны, роман был попыткой осознать, через что прошли ее страна и ее семья в этот страшный период.

Мария Семпл, «Куда ты пропала, Бернадетт?», номинация в 2013 году

«Бернадетт и ее энтузиазм — это как бегемот и вода: встаньте между ними, и будете затоптаны» Мария Семпл «Куда ты пропала, Бернадетт?»
«Бернадетт и ее энтузиазм — это как бегемот и вода: встаньте между ними, и будете затоптаны» Мария Семпл «Куда ты пропала, Бернадетт?»

Роман «Куда ты пропала, Бернадетт?» американской писательницы и сценаристки Марии Семпл посвящена кризису в обыкновенной американской семье: незадолго до Рождества и запланированной поездки с мужем и дочерью в Антарктику бесследно исчезает мать семейства, Бернадетт Фокс. С точки зрения окружающих Бернадетт ведет себя странно — она страдает от агорафобии, всегда носит черные очки и избегает общения с людьми. При этом когда-то женщина была талантливым архитектором и выиграла престижный грант на строительство дома, но с тех пор почему-то потеряла всякий интерес к карьере. Роман состоит из писем и бумаг героини, в которых пытается разобраться ее шестнадцатилетняя дочь Би — в результате девочка узнает больше о «странном» поведении своей матери, а заодно и о неприглядных поступках окружающих, которые привели к ее исчезновению. Книга была экранизирована режиссером Ричардом Линклейтером, а роль Бернадетт сыграла Кейт Бланшетт.

Еще две книги —  в продолжении статьи в Bookmate Journal

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened