bookmatejournal

Categories:

Черти, заставляющие плясать до упаду: русская мистика XIX века

В XIX веке к теме потустороннего обращались не только известные нам классики, но и многие другие авторы, которых помнят уже только литературоведы. Мы собрали 5 остросюжетных рассказов как раз таких писателей: здесь и марийский фольклор, и бесы, переодетые в казаков, и страстная любовь до гроба.

«Кощей бессмертный», художник Иван Билибин, 1901. Источник: wikimedia.org
«Кощей бессмертный», художник Иван Билибин, 1901. Источник: wikimedia.org

Надежда Дурова. «Серный ключ»

Надежда Андреевна Дурова осталась в русской истории как «кавалерист-девица» — она была первой женщиной, ставшей офицером в русской армии. А еще как даровитая писательница, чей талант ценил, например, Пушкин. Одно из наиболее самобытных ее произведений — рассказ «Серный ключ», основанный на сюжете черемисской (устаревшее название марийской) мифологии.

Надежда Дурова (1783–1866). Портрет Александра Брюллова. Источник: издание книгопродавца А. Смирдина «Сто русских литераторов» / wikimedia.org
Надежда Дурова (1783–1866). Портрет Александра Брюллова. Источник: издание книгопродавца А. Смирдина «Сто русских литераторов» / wikimedia.org
«Оно все было в крови, выбрызнувшей, выжатой из всех пор, из всех мест растерзанной кожи его!» Надежда Дурова «Серный ключ»
«Оно все было в крови, выбрызнувшей, выжатой из всех пор, из всех мест растерзанной кожи его!» Надежда Дурова «Серный ключ»
Мемуары Надежды Дуровой, писательницы и первой в Российской империи женщины-офицера. Надежда Дурова «Кавалерист-девица»
Мемуары Надежды Дуровой, писательницы и первой в Российской империи женщины-офицера. Надежда Дурова «Кавалерист-девица»
Аудиоверсия — Надежда Дурова «Кавалерист-девица»
Аудиоверсия — Надежда Дурова «Кавалерист-девица»

Молодой ротмистр Л. в отпуске встречает свою знакомую, госпожу Лязовецкую, и узнает от нее одну трагическую историю. Проходя лечение на серных водах близ черемисской деревни, Лязовецкая заметила прекрасную девушку, остервенело моющую в ручье свои волосы. Поняв, что та не в себе, она решила выяснить у местных крестьян причину ее помешательства. Ей поведали, что девушку зовут Зеила и она была влюблена в парня из соседней деревни по имени Дукмор, с которым они проводили много времени вместе. Однажды в лесу появился Керемет — злой дух из марийских легенд, обратившийся медведем и наводивший ужас на окрестных жителей. Дукмор решил в одиночку побороть Керемета и спасти родную деревню. В итоге юноша сразил-таки страшного зверя, но и сам погиб в отчаянной схватке. Убитая горем Зеила нашла бездыханное тело Дукмора и, охваченная безумием, принялась вытирать его кровь копной своих волос. С тех пор она тщетно пыталась отмыть волосы от крови возлюбленного, которая ей постоянно мерещилась.

«Зеила берет ведра и идет на ключ <…> стоит неподвижно на одном месте, устремя глаза в глубь рощи; ужас рисуется в глазах ее, вскрикнув пронзительно, бежит <…> прямо в лес, где лежало тело Дукмора, бросается на землю, стонет, мечется, наконец садится на берегу ручья, опускает в него свои волосы и моет их тщательно».

«Серный ключ» интересен прежде всего обращением к фольклорной теме, да еще и не самой очевидной. В годы написания рассказа в европейской литературе установилась мода на все экзотическое — чаще всего на восточную или африканскую тематику. Для русского же читателя в диковинку были черемисы, — хотя к моменту вышеописанных событий они уже многие века жили в составе Российского государства.

В рассказе приезжие воспринимают черемисов варварами. Лязовецкая говорит про них так: «Все усилия наших священников и правительства не могут истребить совершенно дух идолопоклонства в народе. <…> Все они имеют в нравах свирепость диких народов». Рассказчица и слушатель проникаются глубоким сочувствием к судьбе двух влюбленных, но едва ли перестают считать их дикарями с неподвластной просвещенным европейцам логикой. Такой колониальный взгляд был совершенно обыденным для XIX столетия, когда даже крестьяне русского происхождения воспринимались полудиким народом, недалеко ушедшим в своем развитии от язычников черемисов. Описанная здесь ситуация напоминает ставший популярным в XX веке хоррор-сюжет о беспечных туристах, которые попадают в отдаленную глубинку и сталкиваются с кровавым языческим культом.

Александр Бестужев-Марлинский. «Кровь за кровь»

«Кровь за кровь» тоже начинается как услышанная от кого-то быль. Алекснадр Александрович Бестужев-Марлинский пишет во вступлении, что эту историю ему поведали во время военной службы в районе Нарвы, когда он увидел развалины древнего прибалтийского замка и заинтересовался связанной с ним легендой.

В средневековые времена в неком замке обитал барон Бруно, жестокий разбойник, державший в ужасе все окрестные земли. У него на попечении жил племянник Регинальд, который собирался жениться на Луизе, дочери другого барона. Так случилось, что Бруно задумал сделать ее своей женой и немедля осуществил свой план, но Луиза, выданная замуж насильно, не забыла своего прежнего возлюбленного. Однажды, возвращаясь с набега, Бруно застал молодых людей вместе и в бешенстве кинулся на племянника. Регинальд, однако, поборол дядюшку, привязал его к дереву и застрелил из лука. Счастливая жизнь влюбленных, впрочем, продлилась недолго — скоро их настигла расплата за совершенное убийство.

Александр Бестужев-Марлинский (1797–1837). Гравюра Георгия Грачева / wikimedia.org
Александр Бестужев-Марлинский (1797–1837). Гравюра Георгия Грачева / wikimedia.org
«...навешанные побрякушки, бляхи и железные привески придавали ей страшный вид, и трудно было разобрать ее голос от скрыла двери» Александр Бестужев-Марлинский «Кровь за кровь»
«...навешанные побрякушки, бляхи и железные привески придавали ей страшный вид, и трудно было разобрать ее голос от скрыла двери» Александр Бестужев-Марлинский «Кровь за кровь»

Бестужев-Марлинский использовал здесь некоторые расхожие штампы, присущие романтической литературе. Барон Бруно мало того, что подлец и живодер, так еще знается с нечистой силой и богохульствует. Тут на ум приходит реальный французский военачальник Жиль де Ре (1405–1440), ставший обобщенным стереотипом жестокого средневекового аристократа (по одной из версий, именно с него был списан образ Синей Бороды). Регинальд изначально представляется хорошим малым, но постепенно, под влиянием дяди «темнеет» и участвует в разбоях, внутренне продолжая ненавидеть своего родственника. Есть тут и другие характерные для романтизма детали: гадалка, предсказывающая скорую гибель главному герою, или черный всадник — живое воплощение мести.

Маститые критики XIX века ругали Бестужева-Марлинского за оторванность от жизни и гипертрофированность образов. В те годы был запрос на реалистическую литературу, основу для расцвета которой заложили Пушкин и Гоголь, — поэтому творчество молодого последователя Байрона, оказалось невостребованным. Его достоинства в другом: в убедительной стилизации под старинные предания и ярких готических образах. К тому же, невзирая на обилие клише, «Кровь за кровь» остается захватывающим остросюжетным рассказом, интрига в котором не спадает до самой развязки — хоть кино снимай.

Михаил Загоскин. «Нежданные гости»

Михаил Николаевич Загоскин, подобно Бестужеву-Марлинскому, был популярен при жизни, но со временем оказался забыт, хотя рассказы его написаны живым языком с характерным чувством юмора.

Нежданные гости — это черти, которые явились во сне престарелому дворянину Кольчугину в образе проезжих казаков. Старика, однако, настораживает, что те не крестятся на иконы, когда входят в помещение, да и то, как они себя начинают вести, ошеломляет хозяина. Их речи и выходки настолько не вяжутся с распространенным тогда мнением о казаках, что Кольчугин воспринимает происходящее каким-то недоразумением, ведь не могут же они, в самом деле, так богохульствовать и паясничать!

Михаил Загоскин (1789–1852). Художник Василий Тропинин. Источник: wikimedia.org
Михаил Загоскин (1789–1852). Художник Василий Тропинин. Источник: wikimedia.org
«Он помнил только одно, как комната наполнилась дымом и огнем, как его перебрасывали из рук в руки, играли им в свайку, спускали как волчок...» Михаил Загоскин «Нежданные гости»
«Он помнил только одно, как комната наполнилась дымом и огнем, как его перебрасывали из рук в руки, играли им в свайку, спускали как волчок...» Михаил Загоскин «Нежданные гости»

Однако по мере того, как хозяин пьянеет, все гости кажутся ему все более симпатичными и забавными. Это продолжается до тех пор, пока их поведение не становится совсем уж устрашающим, а шутки — жестокими. Только тогда Кольчугин догадывается, кто пожаловал к нему в гости. В конце концов бесы заставляют несчастного танцевать, да так, что тот не может сопротивляться: ноги сами пускаются в пляс. Преподав урок старику, который сомневался в могуществе темных сил, бесы исчезают, а тот остается в смятении: приснилось ему все это или было наяву. 

«…Вместо четырех <…> людей, стояли вокруг четыре пугала такого огромного роста, что когда они вытягивались, то от их голов трещал потолок в комнате. Лица их не переменились, но только сделались еще безобразнее». 

Главному герою Загоскина довелось пережить нечто похожее на осознанный сон. В литературе XX столетия аналогичные феномены подробно описывал Карлос Кастанеда. Черти, явившиеся господину Кольчугину, действуют почти так же, как неорганические существа, о которых говорил герой Кастанеды дон Хуан. Для Кольчугина же явление чертей едва ли было трансгрессивным опытом, как это может восприниматься современным читателем. Во времена написания рассказа единственная возможная мораль произошедшего с пожилым аристократом сводилась к недостатку его веры, за что он и был наказан. 

Николай Мельгунов. «Кто же он?»

«Кто же он?» — фантасмагорическая повесть Николая Александровича Мельгунова, ученика Кюхельбекера, написанная под явным влиянием Байрона, что было тогда распространенным явлением. Описанные здесь события происходят по большей части в доме семьи Линдиных, московских аристократов, которые готовят домашнюю постановку «Горя от ума». Дочь главы семьи Глафира пребывает в глубокой печали с тех пор как год назад умер ее возлюбленный, с которым они тайно встречались. На очередной репетиции появляется некто Вашиадан, представившийся давним знакомым Петра Андреича, отца Глафиры — но девушка начинает подозревать, что он как-то связан с ее умершим поклонником.

Николай Мельгунов (1804–1867). Работа неизвестного художника. Источник: wikimedia.org
Николай Мельгунов (1804–1867). Работа неизвестного художника. Источник: wikimedia.org
«Сосновый бор казался мне огромным кладбищем, скрывавшим целые поколения» Николай Мельгунов «Кто же он?»
«Сосновый бор казался мне огромным кладбищем, скрывавшим целые поколения» Николай Мельгунов «Кто же он?»

С самого начала он вводит в заблуждение всю семью Линдиных, а в последних главах повести и вовсе показывает всю мощь своих темных способностей. То, что изначально воспринимается как цепь фатальных совпадений, оказывается чужой злой волей. В итоге никто не может толком объяснить, был ли зловещий незнакомец человеком или нечистью (собственно, отсюда и название повести).

«Блеснул огонек; светлая точка расширяется понемногу, образует шар, и он в мгновение бежит пожаром по лесу. Треск, гул, грохот оглушают воздух, все колеблется, сам ад пирует на земле. Но шар, подобно луне, поднимается величаво из-за облаков дыма; вдруг взвился он высоко и с треском распался на части».

В повести сатирически обыгрывались нравы высшего света тех времен. Грибоедовское «Горе от ума» для них — оскорбление нравов и попрание христианских ценностей. Почтенные тетушки видят в пьесе злонамеренную попытку унизить Москву и ее жителей. Это один из примеров, где мы видим, как выдающееся произведение русской литературы воспринималось самими современниками: «Горе от ума» было написано в начале 1820-х, а «Кто же он?» — в 1831-м.

Об «Иоланде» Александра Вельтмана — в продолжении материала в Bookmate Journal 

Александр Вельтман (1800–1870). Портрет из издания книгопродавца А. Смирдина «Сто русских литераторов» / wikimedia.org
Александр Вельтман (1800–1870). Портрет из издания книгопродавца А. Смирдина «Сто русских литераторов» / wikimedia.org

Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почтеПодписаться

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened